Еще несколько лет назад главным признаком хорошего копирайтера — специалиста по написанию текстов для сайта — считалось умение вставить в статью нужное количество ключевых слов, желательно, таким образом, чтобы текст при этом не выглядел совсем уже неестественно. Теперь же, когда в оценке сайта поисковыми системами все больший вес приобретают поведенческие факторы, да и позиции сайта в поисковиках уже не являются самой желанной целью, главной задачей копирайтера становится написание «текстов для людей». Но годы работы в режиме «вставляем ключевые слова» не прошли даром. Человеку сложно перестроиться, и даже когда эти копирайтеры пытаются писать нормальным человеческим языком, получается у них плохо.

Если вы подумали, что я веду к тому, что в наше время, ах, все такие безграмотные, и так трудно найти хорошего копирайтера, то вы ошиблись. Жаловаться на жизнь — неконструктивно. И плохой копирайтер может стать хорошим, если он будет учиться и если ему интересно то, чем он занимается. Есть много книг, статей, форумов о том, как надо писать статьи для сайтов, посты для блогов, рекламные тексты, а я хочу рассказать об одной книжке, которую копирайтерам редко советуют, но которая будет полезна всякому пишущему человеку, в том числе, и пишущему в интернете.

Чем больше талантов, тем лучше. Но надо ли доказывать, что и не обладая редкостным, выдающимся даром можно хорошо, добросовестно, с полной отдачей делать свое дело? А для этого нужно прежде всего, превыше всего — знать, любить, беречь и никому не давать в обиду родной наш язык, чудесное русское слово.

Автор этой книги — Нора Галь, советский переводчик, литературный критик и редактор. Родилась она, кстати, ровно 100 лет назад — в 1912 году. Переводила Камю, Моэма, Азимова, Кларка, Желязны, но больше всего, наверное, известен ее перевод «Маленького принца» Сент-Экзюпери. Друзья и коллеги Норы Галь рассказывали, что к своей работе она относилась, как к любимому делу, за перевод бралась, только когда книга ей была действительно по душе. Между прочим, при таком подходе можно сделать даже невозможное: например, перевести книгу с незнакомого языка. Первый свой перевод с английского — роман Невила Шюта «Крысолов» — Нора Галь начала, почти не зная языка, со словарем.

Нора Галь Нора Галь

К 1960-м годам Нора Галь была уже признанным мастером перевода, накопился опыт редактирования работ других переводчиков, много лет она преподавала в институте. Рассказывают, что у нее был особый дар преподавателя, ей нравилось делиться своими умениями, знаниями, помогать молодым коллегам. Друзья долго уговаривали ее написать книгу, чтобы собрать и обобщить многолетний опыт переводчика и редактора. И в 1972 году вышла эта книга — «Слово живое и мертвое».

Слово живое и мертвое Одно из современных изданий

Это не скучный научный труд, книжка читается действительно легко и с интересом. Она построена в форме рассказов о некоторых типичных ошибках в письменной и устной речи, в головах людей, которые считают русский язык родным, но с детства привыкли слышать столь жуткие выражения и обороты, что они кажутся им нормой. Тут речь не идет столько о переводчиках и редакторах — это об обычных людях, в их повседневной жизни. А сколько раз вам на сайтах встречались выражения в духе «миссия нашей компании» или «предоставляем консультации широкому кругу клиентов»? «Канцелярит» — меткое определение этого явления, придуманное Корнеем Чуковским и подхваченное Норой Галь.

Это — серость, однообразие, стертость, штамп. Убогий, скудный словарь: и автор и герои говорят одним и тем же сухим, казенным языком. Всегда, без всякой причины и нужды, предпочитают длинное слово — короткому, официальное или книжное — разговорному, сложное — простому, штамп — живому образу. Короче говоря, канцелярит — это мертвечина. Он проникает и в художественную литературу, и в быт, в устную речь. Даже в детскую. Из официальных материалов, из газет, от радио и телевидения канцелярский язык переходит в повседневную практику. Много лет так читали лекции, так писали учебники и даже буквари. 

Заимствование иностранных слов и оборотов — еще одна проблема, которая роднит переводчиков и копирайтеров (вот, кстати, и пример!), пишущих на компьютерные темы. Да, часто сложно подобрать русский аналог, да, иногда бывает, что уже прижился и даже немножко русифицировался иностранный термин — технологии развиваются гораздо быстрее, чем успевает адаптироваться язык. Но ведь часто это происходит просто из-за лени! Всякие «радиобаттоны», «тикеты», «дивайсы» и «юзкейсы» — брр! — можно заменить вполне адекватными и понятными аналогами. Для этого надо напрячься только одному человеку — который пишет, зато все остальные, читающие, смогут сконцентироваться на смысле текста, а не продираться сквозь эти дебри англицизмов.

Допустим, я говорю: в любой статье, заметке, даже в ученом труде, стократ — в художественной прозе почти всякое иностранное слово можно, нужно и полезно заменить русским, а отглагольное существительное — глаголом. Кое-кто возражает: это, мол, не нужно и ничуть не лучше. Или: это очень трудно, подчас невозможно. Что ж, вот перед вами на каждый случай примеры из практики. Смотрите, сравнивайте и судите сами.

Более сложная тема — чувство языка и общая образованность человека пишущего. Это уже не решается с наскока, на паре примеров этому не научишься, и даже прочтение целой книжки Норы Галь, наверное, не поможет. Мне кажется, должен быть какой-то отбор, в идеале — самоцензура, понимание, что школьная пятерка по русскому еще не гарантирует, что литература, пусть даже такая вот, техническо-публицистическая, может стать для человека профессией.

В наше время привычны геология, география, геоцентрическая теория — и опять же из газеты мы узнаем, что прудам Южной Америки сильно повредил необдуманно завезенный туда... геоцинт (?!). Не вдруг раскроешь такой псевдоним гиацинта, цветка, в других случаях довольно безобидного. Тут, похоже, промах не автора, но если сам автор и не видел верстки, так видел хоть кто-нибудь? Соль ведь не в том, чтобы свалить вину на корректора, на «стрелочника». Речь о судьбе языка, а стало быть, о нашей культуре и грамотности.

У меня нет цели пересказать тут всю книгу — это было бы глупо. Я хочу лишь показать, что все, о чем писала Нора Галь почти полвека тому назад, злободневно и сейчас. И не только для переводчиков, редакторов, литераторов, которым в первую очередь адресовано «Слово живое и мертвое» — для всех, кто пишет в бумажных и сетевых изданиях, строчит отчеты, сочиняет презентации и пресс-релизы. Да даже если и это все не про вас — прочитайте эту увлекательную книжку, просто получите удовольствие!